Когда команда рушится, абратья Глэйзер не показываются
Команда рушится, а братьев Глэйзер никогда не видно

Команда рушится, а братьев Глэйзер никогда не видно

Команда рушится, а братьев Глэйзер никогда не видно
14 февраля 2020

Прошло 15 лет с тех пор, как Глейзеры выкупили Манчестер Юнайтед за £790 миллионов, но братьев Глейзеров не видно на футболе, и их пренебрежение губит клуб.

Семья Глейзеров никогда не интересовалась деталями управления клуба.

Когда он впервые прибыл на Олд Траффорд со своими двумя братьями 15 лет назад, за тонированым стеклом Фольксвагена, Джоэл Глейзер взял первое, что попалось ему под руку в клубном магазине — синюю выездную футболку за 27 фунтов стерлингов, плюс несколько футболок с надписью — «я люблю Манчестер Юнайтед» — и помчался на свою следующую встречу.

Его брат Авраам купил рюкзак Юнайтед за 18 фунтов стерлингов.

Братья Глейзеры, Джоэль , Авраам и Брайан никогда не интересовались подробностями работы МЮ.

Вот, что сказал Джоэль на следующий день в общем зале на Олд Траффорд, после того, как собрал всех 550 сотрудников — от официанток до главного исполнительного директора Дэвида Гилла. Тот 15-минутный брифинг, в свете последующих событий, оказался пророческим.

Мы считаем, что у этого клуба очень богатая история и традиции, поэтому мы не собираемся здесь ничего менять, — заявил Джоэль, который, как и Авраам, их брат Брайан и их покойный отец Малькольм, отказались давать интервью для СМИ о Юнайтед с того и по сей день.

Опасения, что Глейзеры обескровят клуб от инвестиций на трансферны после их поглощения Юнайтед за £790 млн с привлечением заемных средств, оказались совершенно необоснованными. Преемник Гилла, Эд Вудворд, за последние пять лет потратил на трансферы денег больше, чем ПСЖ.

Статус невмешательства и отсутствие заинтересованности в делах и безразличное отношение Глейзеров к любому предположению о том, что клубу, возможно, придется измениться, — оказались разрушительными, в то время, как коллеги-американцы из Fenway Sports Group (FSG) проделали впечатляющую работу с точки зрения стратегического менеджмента в Ливерпуле.

В первые 8 лет владения американцами Юнайтед, всем управляли Дэвид Гилл и Сэр Алекс Фергюсон, у американцев были все основания оставить все как есть.

Возьмем, к примеру, знаменитые викторины, которые команда всегда устраивала в отеле накануне выездных матчей в Европе

Они отражали необычайно тесный характер клуба, в котором каждый понимал вопрос — иногда даже неясные вопросы ведущего касательно британской жизни и культуры.

Это было до 2008 года, когда команда стала более многонациональной и некоторые игроки не понимали вопросов, в итоге викторины исчезли.

Процессы принятия решений тоже были чрезвычайно жесткими. Каждую пятницу в 8 утра Гилл встречался с Фергюсоном в тренировочном комплексе в Каррингтоне для еженедельного совещания, на котором обсуждались проблемы в команде и разговоры о текущих целях. Футбольный успех — это принятие тяжелых решений и все они доверяли друг другу в этом.

Однажды главный скаут Джим Лоулор, неторопливо вошел в кабинет Фергюсона и сказал, что ему пришла в голову идея, арендовать Хенрика Ларссона, выступления которого за Хельсингборге близились к концу и он может стать временным решением проблемы с заменой травмированного Луиса Саа.

Мы сделаем это, — сказал Фергюсон. Он и Гилл всегда действовали решительно.

Решение Глейзеров позволить Фергюсону и Гиллу — главным управляющим Манчестер Юнайтед — уйти в одно время, тем летом, показало, что происходит, когда владельцы отделены от своей организации.

Если бы Вудворд работал с Фергюсоном в течение нескольких лет, результат мог бы быть совсем другим. Они с Гиллом составили стратегию таким образом, что клубу было достаточно вносить только одно-два изменения каждый год.

Но чехарда с менеджерами с тех пор, как ушел Фергюсон, не давала тренерам много времени для работы с игроками, которых они унаследовали от предыдущих менеджеров, в частности Жозе Моуринью. И Вудворду постоянно приходилось покупать новых игроков и сплавлять обратно старых, в большом количестве в течении малого времени, не имея при этом знаний о футболе, чтобы справиться с этим.

Время от времени в МЮ появляются проблески света. Последнее летнее трансферное окно Оле Гуннара Сульшера было, пожалуй, лучшим для Юнайтед с тех пор, как Фергюсон ушел в отставку.

Но аренда форварда Одиона Игало, который был далеко не первым выбором и выступал последние три года в Китае, с зарплатой £165 000 тыс. в неделю, была далека от трансфера Ларссона.

Эта сделка оставила открытыми вопросы о том, на каком уровне находится система приобретения игроков Юнайтед. Вудворд, материалист, который очень верит в данные. Он любит использовать разные метрики для принятия решений и получать эмпирические доказательства — цифры — о том, почему игрок должен быть подписан.

Частью глобальной скаутской системы МЮ является наличие базы данных, где есть отчеты практически по каждому игроку. Там может быть слишком много информации, говорят люди, которые хорошо знают, как работает Юнайтед.

Гилл, экономист, который стремился применить науку к реальному миру, как это часто делают люди этой профессии. В этом был бы элемент человеческого суждения.

Для Вудворда Радамель Фалькао, это, как для Гилла и Фергюсона трансфер Бебе, кот в мешке подписанный в 2010 году. Были слухи, о том, что оба игрока были куплены после того, как Жорже Мендеш позвонил им в последний день ТО. Правда, Фалькао даже был немного лучше.

Однако Глейзеры, похоже, совершенно не обращают внимания на падение акций на бирже и не имеют стратегии, в то время как FSG ввела бостонца Майка Гордона — влиятельного человека на Энфилде — и британца Питера Мура в работу с Ливерпулем.

Юнайтед разрывается между желанием послать рынку сообщение о том, что они не будут переплачивать, и необходимостью тратить.

Они ждали до самого конца трансферного окна, чтобы купить Бруно Фернандеша из Спортинга, и в конечном итоге получили его за ту же цену, которую заплатили бы в начале.

То же самое затягивание трансфера относится и к подписанию Харри Магуайра.

Когда Ливерпуль потерпел неудачу в попытке купить Вирджила ван Дейка из Саутгемптона, они просто вернулись позже и увеличили предложение на 15 миллионов фунтов — и получили своего футболиста. Они знают, каковы их приоритеты, и действуют соответственно.

Для владельцев хоть с каплей любопытства, послужной список Вудворда подвергся бы тщательному изучению. Он действительно развил коммерческую составляющую, когда вступил в должность в МЮ. Но, вопреки распространенному мнению, именно управляющий директор Ричард Арнольд, а не Вудворд, привлекал спонсоров и осуществил множество других сделок, которые сделали МЮ богатым.

Более широкий стратегический взгляд и нынешняя перспектива также показала бы владельцам МЮ, что при Вудворде Олд Траффорд, стал старым и с множеством проблем местом, отчаянно нуждающимся в реконструкции, в то время, как арены Арсенала и Тоттенхэма ставят лондонцев в более выгодное положение.

Технически сложная экспансия и развитие Энфилда — это то, что сделали FSG, и стадион стал значительно лучше.

Сейчас самое время назначить спортивного директора. Сульшер не будет противиться этой идеи, как это мог бы сделать Маурисио Почеттино в своем стремлении к власти и авторитету.

Делегирование ответственности спортивному директору, который разбирается в футболе, дало бы Вудворду больше оснований для сохранения Сульшера в должности тренера, который сейчас борется в АПЛ.

Это решение, которые могут принять владельцы, но они не появляются в клубе, и никто не ожидает никаких изменений.

После той охоты за сувенирами в клубном магазине в 2005 году братья Глейзеры поспешно отступили через северную трибуну Олд Траффорд.

В тот солнечный день сэр Бобби Чарльтон неторопливо вышел на улицу, где к нему пристали фанаты, глубоко обеспокоенные тем, что ждать от Глейзеров в будущем.

— Не думаю, что мы их часто будем видеть, — сказал он.

ANIMAWKA ANIMAWKA
Это интересно
Adblock
detector