Большое интервью Криса Смоллинга: о Роме, манчестере, детсве и юности
Крис Смоллинг: «Были времена, когда я играл хорошо, и все же вы критиковали меня». Большое интервью Криса

Крис Смоллинг: «Были времена, когда я играл хорошо, и все же вы критиковали меня». Большое интервью Криса

Крис Смоллинг: «Были времена, когда я играл хорошо, и все же вы критиковали меня». Большое интервью Криса
05 ноября 2019

Крис Смоллинг — веган, который не пьет кофе с молоком, но он предлагает его мне, когда я прибыл на тренировочную базу AS Roma, на южной окраине итальянской столицы. Это очень кстати, после восьмичасовой задержки по пути в Рим, из-за национальной забастовки транспортников, защитник возвращается ко мне через 10 минут, выглядя немного смущенным.

Это не потому, что он все еще страдает из-за игры рукой на последней минуте, которой не было, в предыдущей игре Лиги Европы против Боруссии Мёнхенгладбах, и которая привела к ничьей. И не потому, что одна из его собак, приехавшая накануне из Англии, капризничает.

— Я попросил латте, — объясняет он, садясь за обещанное мне эксклюзивное интервью. – И они налили мне в чашку молока. Поэтому мне пришлось объяснить, что латте — это кофе, но латте на самом деле означает молоко.

Смоллинг немного смущен и скован, но когда он действительно начинает говорить, он привлекателен и открыт, человек, который получил три Bs на уровне А (очень неплохие оценки) и уверен он оказался достаточно уверен в себе, чтобы переехать в Рим, когда было бы проще не делать этого и остаться в Юнайтед.

Он размышляет о причинах своего перехода, и о том, как он надеется, что это приведет к вызову в сборную Англии, о положении Манчестер Юнайтед в АПЛ и о смерти своего отца, когда Крису было всего пять лет.

— Я начал подумывать о том, чтобы уйти в аренду из Юнайтед довольно поздно, в трансферное окно, — говорит он о своем переезде в Италию. – Я подписал новый контракт с Юнайтед за полгода до этого и регулярно играл, когда пришел Оле.

Потом все лето ходили разговоры о новом центральном защитнике. Это не было проблемой для меня, это часть проблемы для Юнайтед, ведь ранее мы подписал Виктора (Линделёфа) и Эрика (Байи). Я приветствовал их, я приветствовал вызов, я упорно работал и к концу сезона я сыграл больше, чем они.

Но в этом сезоне все выглядело по-другому. Оле выбрал Виктора и Харри (Магуайр) в первых двух играх и оставил Акселя (Туанзебе), для скамейки и для получения опыта. Если бы я не играл так много в предыдущие годы, я мог бы быть счастлив, играя в Лиге Европы и выходить на другие игры в национальных Кубках, в зависимости от физической формы, но в конце окна я почувствовал, что мне нужна более четкая картина того, где я.

Я был в постоянном диалоге с Оле, и он сказал мне, что я не буду играть довольно много игр. Я бы сыграл 20-25 матчей, может быть, больше, но тут Рома сделала свое предложение, и я почувствовал, что могу сыграть 40-50 игр с Ромой, может быть, в два раза больше, чем я сыграл бы в Юнайтед.

Пребывание в Юнайтед было бы легким вариантом, для новоиспеченного папы. – Я мог бы получать свое жалованье, я только что стал отцом, я поселился в Манчестере со своей семьей. Переезд в Рим был вызовом, который мне нравился, хороший клуб, с большими ожиданиями. Менеджер не просто хочет вернуться в первую четверку, он хочет выиграть трофей. В последнее время у Ромы было несколько отличных вечеров Лиги Чемпионов, но и Лига Европы важна здесь в этом сезоне.

После 323 игр за Юнайтед (52-е место в турнирной таблице клуба, с большим количеством матчей за Юнайтед, Крис сыграл даже больше чем Неманья Видич или Криштиану Роналду) Смоллинг спросил совета тех, кто был ближе всего к нему.

— Моя жена всегда поддерживала меня. — Если ты хочешь переехать, мы все переедем. Мы сделаем то, что лучше для твоего футбола. Я знал, что она так скажет, и был благодарен ей за это. Поэтому я переехал.

Я жил в отеле в течение месяца, и мы переехали в красивый дом только на прошлой неделе. Он находится недалеко от Рима. Он окружен зеленью, что очень важно для наших собак. Теперь все здесь и это хорошо. Мне пришлось сменить гардероб, потому что я живу теперь в шортах и футболках. В конце октября было 28 градусов тепла!

Погода отражается на одежде Смоллинга — тренировочный комплект Ромы и шлепанцы — и он, возможно, не был единственным англичанином, греющимся под осенним итальянским солнцем.

Смоллинг слышал, что Джек Родуэлл находится в здании и Рома заинтересована в его подписании, но итальянцы отказались от бывшего игрока Эвертона. Несмотря на это, Смоллинг не испытывает недостатка в посетителях.

Официальный представитель Манчестер Юнайтед приехал, чтобы проведать его, в то время как некоторые друзья приедут из Англии, чтобы увидеть предстоящую игру против Милана. И теперь еще и я здесь, после того, как его товарищи по команде разошлись по домам.

Когда он последует за ними из тренировочного комплекса, его встретят в его доме две собаки — последний кусочек головоломки, который хорошо сочетается. Минуты на поле, конечно, являются ключевой частью, и он играл каждую минуту последних семи игр Ромы, забив свой первый гол за клуб: победа в среду, против Удинезе. InStat, скаутская система, внесла Смоллинга в свою команду Серии A, в сентябре.

Но почему он покинул Манчестер Юнайтед на один сезон?

— Я хотел играть каждую игру, — это простой ответ. – Я поговорил с менеджером Ромы Паулу Фонсекой и он объяснил, что ему нужен центр с данными, которые у меня были. Ни один игрок не может иметь гарантию, чтобы играть каждую игру, но я знал, что если я буду в форме, то я буду в состоянии играть регулярно. Я сделал это, и реакция тренерского штаба и болельщиков Ромы подняла мою уверенность.

Но, несмотря на то, что он подписал контракт только на один сезон, Смоллинг учится итальянскому языку. Вдохновленный плохим опытом некоторых игроков, прибывших в Англию без знания языка, он чувствует, что ему нужно изучать итальянский.

— Это нелегко, — говорит он. – Не помогает и то, что так много людей говорят по-английски. Я смог бы играть на поле, просто говоря по-английски, но нужно говорить по-итальянски на поле. Я уже знаю ключевые слова.

Для меня важно приложить усилия, чтобы выучить итальянский язык. Это не идеально, когда иностранные парни приезжают в Англию и их английский не очень хорош спустя годы. Разговор на этом языке имеет большое значение и вне поля. Я не рассчитываю овладеть итальянским в совершенстве, но я постараюсь изо всех сил.

Он может опереться на довольно сильную сеть поддержки, даже если одна из собак, возможно, не приняла любезно внезапный переезд.  – У моей свекрови есть фургон, и она привезла сюда наших собак. Я вернулся домой в 10 вечера вчера, чтобы увидеть их в первый раз за шесть недель. Малышка злилась на меня за то, что я так долго ее не видел, а та, что побольше, была рада меня видеть.

Эдин Джеко и Александр Коларов оба некоторое время жили в Манчестере. Но, несмотря на то, что он знал их как игроков Манчестер Сити, ему было недостаточно комфортно, чтобы связаться с кем-либо из них, когда он впервые появился в итальянской столице.

— Мы были соперниками и они были дружелюбны, но я не знал никого достаточно хорошо, чтобы просто позвонить им, когда я приехал, — говорит он с мягким кентским акцентом. – Хотя я получал смс от моих новых одноклубников. Капитан Алессандро Флоренци послал мне сообщение, когда я собирался присоединиться к Роме.

Смоллинг показывает сообщение, написанное на английском языке: — Привет, Крис. Я Алессандро Флоренци. Добро пожаловать в клуб. Я очень рад вашему приезду. До скорой встречи.

— В Роме все были приветливы, они смотрят на каждую деталь, — говорит он. – Тренировка похожа на Юнайтед. Мы играем каждые 3-4 дня, так что мы восстанавливаемся, а затем играем в игру владения за день до матча. Я также немного поработал над тактикой и выходом из под прессинга, во время международного перерыва.

 

Это еще одна интригующая линия разговора для Смоллинга, который в 29 лет, возможно, находится в расцвете сил в качестве центрального защитника. Он не добавил к своим 31 выступлению за английскую сборную ни одного матча с 2017 года, а Гарет Саутгейт сослался на его неспособность играть от обороны — сюрприз для Смоллинга, поскольку ранее он говорил, что рассчитывает на его опыт.

— Я не закрою дверь в Сборную Англии, пока не повешу свои бутсы, но шансы оказаться в сборной Саутгейта невелики, независимо от того, насколько хорошо я играю в Юнайтед или здесь, — объясняет он.

— Это выбор менеджера, но я надеюсь, что ситуация изменится. Может быть, он посмотрит на меня в другом свете, если я хорошо проявлю себя в Италии, где они знают кое-что о защите. Я думаю, что буду лучшим игроком, когда вернусь в Манчестер в мае следующего года.

— Менеджер хочет, чтобы линия обороны была намного выше, чем я играл раньше, — продолжает Смоллинг. – Он хотел быстрого и агрессивного защитника — это я! Я смотрел обзоры их игр и нашел тактику интересной. Здесь тоже больше тактики. В Италии они играют с тремя или пятью защитниками сзади и с двумя нападающими, с большим количеством мячей на флангах. Команды сложнее взломать. Каждый раз, когда мяч идет широко, нападающие перемещаются внутрь.

Это другой стиль для Смоллинга. В Англии большинство команд играют с одним нападающим, а два центральных защитника могут его прикрывать. Теперь он должен адаптироваться и урок итальянского языка оказывается необходимым.

— Здесь два против двух, — объясняет Смоллинг. – Я чувствую себя более настороже, что я должен сделать намного больше, потому что менеджер хочет, чтобы мы начинали обороняться высоко. Я играл с Фасио, который говорит по-английски, а также Манчини, который подписал контракт летом. Мы становимся сильнее с каждой игрой и даем другим командам очень мало шансов.

Рома занимает пятое место после девяти матчей, потерпев лишь одно поражение. Смоллинг по-прежнему следит за каждой игрой Юнайтед и поддерживает контакт с командой. – Я все еще говорю со всеми игроками – я был там долгое время, они мои друзья, — добавляет он. –  Сейчас там тяжелые времена, но менеджер оставляет мне сообщения. Он наблюдает за мной, он увидел, что я был игроком матча и поздравил меня. Я думаю, что итальянский футбол подходит агрессивным и быстрым защитникам, которые хорошо читают игру. Я хочу быть помехой для нападающих здесь, так же как и в Англии.

— Это работает в обоих направлениях, конечно, и Смоллинг признает, что есть некоторые нападающие, которые были неприятностью для него в Англии. — Джейми Варди всегда вредитель, он не перестает бегать. Многие нападающие будут бежать за хорошим мячом — нападающие, такие как (Серхио) Агуэро, который очень хорош, один из лучших, но он не побежит за мячом, который он, вероятно, не догонит. А Варди побежит, но и он тоже находит меня раздражающим.

Смоллинг часто был козлом отпущения в Юнайтед. Критика была постоянной от болельщиков Юнайтед в последние сезоны, и защитник является одним из многих игроков, которые оказались под микроскопом.

— Иногда это несправедливо, — говорит он. – Были времена, когда я играл хорошо, но меня все равно критиковали. Это тяжело. Я ментально силен и не лезу в свою скорлупу, но я бы солгал, если бы сказал, что это не влияет на тебя.

Он замечает злобную критику со стороны людей, претендующих на то, чтобы быть болельщиками Юнайтед в социальных сетях, но не скрывается от них, в надежде получить что-то положительное от этого.

— Социальные сети могут быть опасным местом, — сказал он. – Это неплохо, что мы можем поделиться нашим сообщением или мнением, но люди могут слишком увлечься этим. Я не был в социальных сетях три или четыре года назад.

Я довольно замкнутый, я не хотел делиться всем о себе, но я также чувствовал, что могу использовать свою платформу, чтобы помочь некоторым вещам, в которых я участвую, например, FBB (Football Beyond Borders), благотворительная организация социального образования, которая пытается помочь проблемным детям адаптироваться в школе. Может быть мой опыт поможет кому-то, что я пережил — вырос без отца или пропускал уроки, потому что мы не могли попасть туда вовремя, поскольку в семье не было машины, ведь мы не могли себе ее позволить.

— Моя мама чувствовала, что подводит нас, потому что не могла довезти нас к школе. Меня выперли из «Миллуолла», потому что я не мог попасть туда на тренировку.

Люди не знают Смоллинга, как человека. Или они не знают подробностей. Он никогда не говорил о своем отце, который умер, когда ему было пять лет.

— Я его не помню, — говорит он. – У меня есть несколько фотографий и если бы он умер в наше время, у меня было бы их гораздо больше.

Смоллинг открывает телефон и показывает фотографию своего отца с братом. – Я смотрю на него, и он подпитывает меня, — говорит он. – У папы был рак легких. Курильщик, он умер, когда ему было чуть за сорок. Мне повезло, что у меня был брат, когда мы росли. Мы могли бы поделиться своими проблемами.

Может быть, я хотел бы быть более открытым, когда был моложе. Упоминание отца было почти запретной темой. Мы с братом лгали в школе, притворяясь, что папа не умер. Мы сказали, что он уехал. Мама пыталась защитить нас, чтобы это не обсуждалось.

Первые годы жизни Смоллинг провел в Гринвиче, но когда папа умер, все трое переехали в Чатем и поместье в рабочем городке Медуэй.

— У мамы там была семья, — объясняет он. – Она больше не выходила замуж. Она вырастила нас двоих. Мы с братом хотели, чтобы мама была более общительной, встречалась с другими людьми и немного жила для себя.

У нее была одна подруга, но мы всегда приходили к ней первыми. Она пожертвовала своей жизнью, ведя нас обоих до 18 лет, чтобы мы получили образование уровня A с хорошими результатами. Мама подталкивала и подбадривала нас. Она будет стоять на пороге еще до наступления темноты и кричать: Кристофер! Джейсон! — потому что она хотела, чтобы мы сделали домашнее задание. Это было так раздражающе и немного неловко.

Тереза Смоллинг прививала пунктуальность, важность домашнего задания и, кажется, скромность. – Мой брат учился еще лучше, потому что он немного умнее меня, — добавляет Смоллинг. – Он получил два А и В. Мне так же помогали школьные учителя, такие как мистер Эмилино. Он отправил меня на экзамены и довез до них — что привело меня в Миллуолл.

Смоллинг был в шести неделях от поступления в университет, а также работал, ездил на велосипеде в соседний отель, где он сначала был кухонным носильщиком, прежде чем стать официантом.

Но этот детский фанат «Арсенала», который боготворил Яна Райта, играл за «Миллуолл» и вместо этого присоединился к другому лондонскому клубу — «Фулхэму». Все пошло так хорошо, что «Арсенал» захотел подписать его.

— В моей голове, я собирался в «Арсенал». Затем на связь вышел «Манчестер Юнайтед». Я выходил из автобуса команды в Блэкберне, и [босс «Фулхэма»] Рой Ходжсон сказал: «Мы приняли предложение от «Манчестер Юнайтед». И это меня потрясло. Я чувствовал, что в «Арсенале» есть больше возможностей играть, но я поговорил с Ферги и он сказал: «Я бы не подписал тебя, если бы не думал, что ты можешь играть в футбол». Может быть, его аура была правильной, но я принял верное решение, потому что вскоре играл вместе с великими игроками и выиграл АПЛ.

Смоллинг сидит в зале заседаний учебного Тригория под эмблемой «Ромы». Именно там он подписал свою годичную арендную сделку два месяца назад. Фотографии игроков висят над их шкафчиками, здесь больше логотипов «Ромы», чем в клубном магазине на тренировочном объекте, который был обновлен, с новыми бассейнами и тренажерными залами. Это также место, где болельщики заставили его чувствовать себя желанным гостем.

— Болельщики здесь сумасшедшие, стадион очень шумный, особенно ультрас. Люди подходят ко мне на улице, и все время говорят Forza Roma. Кто-то пришел на тренировочную площадку и подарил мне фотографию моего сына Лео. Вы чувствуете любовь и это делает вас более уверенным.

Как один из игроков, который преодолел неутешительный разрыв между эпохой после Фергюсона и нынешним правлением Сульшера, Смоллинг является одним из немногих, кто видел, как Юнайтед пытается адаптироваться, после того, как самый успешный менеджер в истории британского футбола ушел в отставку.

В настоящее время они занимают седьмое место в Премьер-лиге и есть масса вопросов, связанных с их формой, менеджером и бизнесом вне поля, но Смоллинг считает, что клуб делает правильную вещь, планируя на долгосрочную перспективу, хотя признает, что болельщики хотят видеть, как команда движется вперед.

— У нас были хорошие выступления, мы выиграли все кубки с тех пор, как Ферги ушел, — продолжает он. – Мы финишировали вторыми под руководством Жозе. Мы не были плохи время от времени, и мы хорошо выступали в больших играх, мы набирали импульс, но затем он пропадал. У нас не было последовательности или стабильности, чтобы выиграть титулы и это трудно получить, когда есть так много управленческих изменений, но это такое требовательное место, что вам нужно все время побеждать. Мне нравится идея долгосрочного плана, как сейчас, но вы также должны видеть прогресс.

Очевидно, что еще предстоит пройти долгий путь, пока Юнайтед снова сможет выиграть Премьер-Лигу, то, чего Смоллинг достиг дважды, в начале своей карьеры на Олд Траффорд.

— Первый титул АПЛ был, вероятно, моим самым ярким моментом, — вспоминает он. – Я пришел в клуб, в котором были Видич и Фердинанд, Уэс Браун, Джон О Ши и Джонни Эванс. Все они были в расцвете сил, но я сыграл 33 раза в своем первом сезоне. Ферги хорошо управлялся с игроками; он говорил вам, какие игры вы должны будете играть за несколько недель до этого. Он объяснял, над чем я должен поработать на тренировках. Я был молод, но он поставил меня в дерби, когда Уэйн забил через себя, в моем первом сезоне. Я и сам неплохо справлялся в дерби.

Все в порядке — это скромность. Смоллинг забил три раза в ворота Манчестер Сити, включая победу в игре 2018 года, когда Сити вел 2-0 в перерыве и собирался выиграть АПЛ в игре против Юнайтед.

— Защитники могут сказать, что они предпочитают атаковать в последнюю минуту, но забить победный гол в дерби перед болельщиками гостей лучше, — улыбается Смоллинг. – Мы пришли в раздевалку в перерыве, мы не могли поверить, как ужасно мы играли. На минуту воцарилась тишина, прежде чем менеджер, начал на кого-то кричать. Это было оправдано. Затем игроки начали обмениваться крепкими словами.

Были гневные слова между менеджером и игроками и среди команды тоже. — Это было ужасно, что я видел и слышал, это было грязно. Они собираются выиграть АПЛ, но как только мы высказались, мы щелкнули выключателем. Мы перегруппировались, сменили тактику, но тактика — это только часть игры.

Нам не хватало агрессии и веры, — объясняет Смоллинг. –Это изменилось во втором тайме. Мы прижали их, мы начали верить. Поль (Погба) забил, и он забил снова. Затем я выскочил после того, как Алексис ударил со штрафного. Ощущение было похоже на ПСЖ, в прошлом сезоне. В обоих случаях я праздновал так сильно, что у меня закружилась голова. Я так громко кричал в том углу, около гостевой трибуны. Нас списали, у нас были травмы — и мы прошли через это.

У Смоллинга есть свое объяснение неудач, которое последовало за хорошим началом Сульшера. – Мы вошли в свободное падение. До прихода Оле мы знали, что этого было недостаточно. Мы ждали, чтобы начать все сначала. Мы сделали это на желании после того, как он прибыл, но мы остановились и вернулись к нашим прежним путям. Наша уверенность была хрупкой. Мы восприняли много критики — и вполне обоснованно — но у нас было много молодых игроков, и мы не были достаточно сильны морально, когда все пошло не так, как мы хотели. Нас время от времени ментально расстреливали.

На ум приходит поражение 4-0 от Эвертона в апреле. – Это было одно из худших, — соглашается Смоллинг. – У нас сложилось впечатление, что, с кем бы мы ни собирались играть, это будет тяжелая игра.

Есть ли сейчас лидеры в этой раздевалке? — Красота Юнайтед в том, что это хорошая раздевалка. Мы можем откровенно поговорить, а потом двигаться дальше. Это не личное. Этот предсезонный сбор был хорошим, новым стартом. Предыдущей предсезонки не было. Мы чувствовали, что можем хорошо начать этот сезон.

И все же это был худший сезон, чем в прошлом году. Юнайтед выиграл только три из своих первых 10 матчей. Позиция в АПЛ неприемлема и, на мой взгляд, не соответствует игре. Травмы сильно повлияли, и я действительно думаю, что положение в чемпионате улучшится.

Нуждается ли команда в пополнении? Да, без сомнения. Но там есть хорошее ядро. Раздевалка, в которую я вошел в 2010 году, была полна сильных персонажей. Гари Невилл был самым смешным. Он сидел в центре раздевалки. Если вы скормите ему крупицу информации, будь то незначительные претензии к расписанию или еде, он отправится разбираться.

Они тоже были отличными игроками, — отмечает Смоллинг, — но это была стабильная раздевалка. Они жили там уже много лет, и вот что изменилось после ухода Ферги. У нас была массовая смена игроков, и я не говорю, что это оправдание, потому что Юнайтед потратил много денег, но стабильность прошла. Новые менеджеры приходят и хотят оставить свой собственный след и навязать свой собственный стиль.

Это справедливо, но каждый хочет привлечь своих собственных игроков. Через два года менеджер уходит, и все начинается сначала. Менеджерам нужно время, чтобы получить эту стабильность, но в то же время они должны быть намного выше, чем там, где они находятся.

Смоллинг видел, как прибыли некоторые известные игроки, некоторые более успешные, чем другие. Робин ван Перси был одним из них. Он пришел, чтобы выиграть АПЛ и у него была своя аура. Он в основном хотел, чтобы мы кормили его мячом — и мы это делали.

Голландец был успешным в последнем сезоне Ферги. Другие, позже, не были, хотя это стало неожиданностью для защитника — один форвард в частности. Это может вас удивить, но Анхель Ди Мария был одним из лучших игроков, которых я когда-либо видел, — говорит Смоллинг.

Все закончилось кисло, но когда он впервые появился, он выглядел невероятно. Он также был хорош на поле в начале, он забил гол в Лестере, и я думал, что он выведет нас на следующий уровень. Все мы смотрели на него и думали: надо только дать ему мяч, и он сделает что-то особенное. Жаль, что это закончилось для него так быстро на Олд Траффорд и, что он считался флопом, потому что он великий игрок.

Радамель Фалькао пришел с репутацией нападающего мирового класса, возбуждая поклонников, когда он прибыл в день дедлайна в 2014 году.

Один из самых приятных парней, которых я когда-либо встречал, — рассказывает Смоллинг. — Он хорошо говорил по-английски, был дружелюбен. Он говорил со всеми на тренировочной площадке. Мы все очень хотели, чтобы он преуспел и у него был пугающий рекорд по забитым голам, но он приехал после большой травмы и это повлияло на него.

Иногда, когда что-то не получается, игроки в значительной степени сами виноваты, и вы не чувствуете жалости к ним. Фалькао был другим. Он просто не мог забивать из-за того, что случилось с ним раньше. Год или два спустя он снова забивал за Монако.

Я очень хорошо ладил с Дейли Блиндом, — говорит Смоллинг о другом подписании после Фергюсона. С ним было так легко играть рядом. Я регулярно с ним разговариваю.

Он научился правильно играть в футбол в Аяксе, он был самоотверженным — он играл на левом фланге, в центре обороны или в середине. Он никогда не поднимал шума, очень командный игрок. Я видел, как другие игроки были разрушительными и не были хороши для морального духа команды, хотя и не в полном смысле этого слова.

Но когда у вас есть игрок, думающий лишь о себе, это совсем не помогает, особенно после поражения.

Поражение — это то, что Смоллинг испытал только один раз в Риме до сих пор — в своем первом матче, против Аталанты в Серии А.

С тех пор дела на поле и за его пределами улучшались, особенно теперь, когда его жена Сэм, сын и собаки рядом.

Я ел все время в одном и том же веганском ресторане и персонал думает, что я грустный одинокий человек, поэтому я сейчас возьму всю свою семью туда, — говорит он. — Мама все еще смотрит каждую игру, в которую я играю, и пишет мне сообщения после. Она никогда не критикует меня! Она может сказать, что команда была плохой и намекнуть, что я тоже, но это не очень у нее получается.

Пора идти, пора готовиться к очередной игре дома, с Миланом. Рома выиграла со счетом 2: 1, а Смоллинг сыграл еще 90 минут. В Италии дела у него пока идут хорошо.

*Материал вышел до матча с Наполи.

Источник — Andy Mitten

Nick Nick
Это интересно
Adblock
detector